Странная жизнь.

Я сидел на Кронштадтской дамбе и ловил рыбу. Первые пару хвостов величиной с ладошку не впечатляли. Изредка мой взгляд останавливался на островах, скрытых утренним туманом. Он только начал рассеиваться.
Вдруг, слева от меня появилось чье то невидимое присутствие, которое начало приближаться.
— И тут духи. — пробормотал я в пол голоса. Что они тут делают?
Как будто в ответ на мой вопрос, присутствие усилилось, собралось, и в моей голове возник голос.
— Прошу, отпусти моих детей.
Честно говоря духи с этой просьбой обратились ко мне впервые. Я сразу подумал о тех двух хвостах, которые плавали у меня в садке. Вытащив их, и внимательно оглядев, я так и не обнаружил ничего интересного.
Отпустить их, что-ли? Однако, и идти на поводу у духов не хотелось. В любом приказе или просьбе чувствуется принуждение, чужая воля, которой нельзя дать пройти сквозь себя. Поэтому, надо сделать паузу. Я задумался. Чего то не клевало.
Подняв удочку, чтобы ее перебросить, я увидел ,что моего червяка съела ракушка, похожая на улитку. Ого. Взглянув на этот моллюск другим зрением, я ощутил что это именно тот ребенок, о котором говорило присутствие. За ним стояла какая то душа.
Аккуратно отцепив юного прожору с крючка, который тот заглотил по самую ракушку, я отправил его в Финский Залив. Присутствие ушло, заботясь о своем пасынке. На мою рыбу так оно и не взглянуло. Рыба для него была хищником, от которого следовало избавится, и моя роль в отлове только поощрялась.
Почесав голову, я продолжил рыбачить.
После рыбалки, идя по дороге домой, я наблюдал как рыба уплывает от своих тел. Даже в посмертии она остается рыбой. Меня так она и не увидела, или воспринимала как стихийное бедствие.
Такая рыбалка больше похожа на водоворот жизни и смерти. Эта улитка ела червяков, рыбы ели улиток и червяков, человек ест рыбу. А после смерти его съедят червяки.
Странная жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *